Новости мира


Флаг гагаузии




Герб гагаузии




Прогноз погоды



Курс валют

Курсы валют. www.agroprombank.com
Игорь Додон: Молдове суждено быть в хороших отношениях и с Востоком, и с Западом
 
 
Президент Молдавии Игорь Додон на этой неделе прибудет в Москву для того, чтобы принять участие в бизнес-форуме и провести переговоры с президентом РФ Владимиром Путиным. В преддверии визита ТАСС побеседовал с молдавским лидером о планах восстановления стратегического партнерства с Россией и перспективах участия республики в интеграционных процессах.
 
— Игорь Николаевич, в России обратили внимание и положительно оценили то, что первый визит в качестве президента вы совершили в Москву. Вы встречались с президентом РФ Владимиром Путиным и, насколько я знаю, вскоре снова собираетесь в российскую столицу. Почему именно наша страна стала целью вашего первого визита и как вы оцениваете состояние российско-молдавских отношений сегодня?
 
— Я рад приветствовать вас, Михаил Соломонович, в Кишиневе. Впервые мы с вами встречались на пресс-конференции в ТАСС после моей встречи с Владимиром Владимировичем, в рамках официального визита. Я пообещал вас угостить молдавскими винами, которые уже возвращаются на российский рынок. И домашним вином, которое я каждый год делаю своими руками. Рад, что смогу выполнить это обещание.
Почему Москва? Мне кажется, ответ на этот вопрос очевиден. С 2009 по 2016 годы, после прихода к власти в Молдове коалиции проевропейских партий, во внешней политике страны отмечен явный перекос в сторону Запада. К сожалению, в этот период из официальных документов правительства, парламента, аппарата президента исчезло стратегическое партнерство с Россией. Теперь в них говорится только о стратегическом партнерстве с ЕС, США. В последние восемь лет молдавские руководители с первыми визитами отправлялись в Брюссель или Бухарест, а Россия была отодвинута на второй план. Вместе с тем молдавские граждане, большинство из которых выступает за дружбу с Россией, стали чувствовать, что ситуация в стране ухудшается. 
В ходе избирательной кампании я говорил, что Молдове не выжить без стратегического партнерства с Россией, от которой зависит решение очень многих проблем нашей страны. Это экономика, социальная сфера, вопросы трудовых мигрантов, приднестровское урегулирование. И главное — сохранение государственности Республики Молдова зависит от стратегического партнерства с Россией. Поэтому я и решил отправиться с первым визитом в Москву.
 
— Вы рассказали о стремлении большого числа граждан в сторону евразийского сообщества. Означает ли это, что вы выступаете за выход Молдовы из соглашения с ЕС? Как я понимаю, это решает парламент, а очередные выборы только в 2018 году и предугадать их исход сложно.
 
— Я много раз говорил, что Молдове суждено быть в хороших отношениях и с Западом, и с Востоком. Число сторонников этих двух векторов развития в нашей небольшой стране колеблется в соотношении 50 на 50. Но это не означает, что мы должны сохранить все те пагубные вещи, которые прописаны в нынешнем соглашении с ЕС. Я убежден, что договоренности о безвизовом режиме должны остаться, так как раньше для поездок в ЕС наши граждане вынуждены были обзаводиться румынскими паспортами. Это походило как шантаж: хотите в Европу, то становитесь румынами. Что касается соглашения о свободной торговле, то для нас оно пагубно. Мы открыли наш рынок, на него хлынули европейские товары. К примеру, в прошлом году мы импортировали 1,5 тыс. тонн яблок из ЕС, а экспортировали туда только 100 тонн. Такая же ситуация с виноградом, другими товарными позициями.
 
— С ЕС понятно, а что здесь НАТО делает? 
— Пока ничего.
 
— Как ничего? Так, бывший президент Владимир Воронин рассказал мне о сотрудничестве с НАТО, правда в рамках экономических проектов. О военной части речь не шла. Но все же Молдова — нейтральная страна, как тут быть?
 
— Я не верю экономическим проектам НАТО. Это "морковка", за которой придут танки. Для проектов в экономике есть другие организации, но не альянс. 
Моя позиция здесь очень четкая. Молдова — нейтральное государство, и должно таковым оставаться. Нам не нужны здесь иностранные солдаты. Нынешнее правительство, до того как я вступил в должность президента, спешно подписало соглашение об открытии офиса НАТО в Кишиневе, который, по их словам, не будет заниматься военными вопросами, а какими-то экономическими.
Я встречался с руководством альянса в Брюсселе в феврале и предупредил, что если они будут торопиться открыть этот офис, то в следующем году после парламентских выборов мы его закроем. В результате церемонию открытия офиса перенесли с апреля на июнь. Будем работать над тем, чтобы они не торопились.
 
— Приднестровье. Сейчас это, слава богу, не кровоточащая, но все же болезненная тема, требующая окончательного разрешения. Вряд ли кто-то согласится с тем, что нынешний статус-кво всех устраивает. Каким вам видится урегулирование приднестровской проблемы?
 
— Без ее решения, без объединения страны невозможно сохранение и укрепление в долгосрочном плане государственности Молдовы. У нашей страны есть будущее, только если она будет целостной, вместе с Гагаузией и Приднестровьем. Если хоть одну из этих частей убрать, то Молдова как государство не сохранится.
 
Мы оказались в тупике после того, как бывший президент Воронин согласовал с руководством непризнанной республики План Козака, но под давлением Запада отказался его подписать. Что делать дальше? После того как на двух берегах Днестра прошли выборы, я встретился с новым лидером Тирасполя. Это была первая встреча руководителей Молдовы и Приднестровья с 2008 года. Мы считаем, что урегулирование конфликта надо разделить на несколько частей. Первое — решение проблем жителей обоих берегов Днестра, которые связаны со свободой перемещения, связью, открытием мостов и так далее. Но для того, чтобы разрешить конфликт, надо договориться по политическому статусу Приднестровья.
Здесь есть ряд принципиальных условий. Первое — это нейтралитет Молдовы, без его гарантий со стороны международного сообщества мы проблему не решим. Второе — это сохранение государственности и целостности страны. Так, в законе об особом статусе Гагаузии уже есть пункт, где сказано, если Молдова теряет свою государственность, то у них есть право на самоопределение. Затем надо будет договориться об общей границе, финансово-банковской системе, делегировать Приднестровью определенные функции, полномочия. Если мы будем работать в этом направлении, у нас будет шанс в течение двух-трех лет решить эту проблему. Мне кажется, что сегодня для этого складывается подходящая ситуация — крупные геополитические игроки могут продемонстрировать на этой проблеме способность договариваться.
Со своей стороны мы будем делать все возможное, чтобы двигаться по этому пути. Буквально несколько недель назад, несмотря на разные позиции по вопросам политики с парламентом и правительством, мы договорились, что по приднестровскому урегулированию у нас должна быть общая позиция. Мы создали общую платформу, где наши эксперты работают по первой части, которая касается проблем жителей двух берегов Днестра. И по статусу Приднестровья. Я думаю, что через несколько недель мы выйдем на конкретные проекты документов.
 
 
Подробнее на ТАСС:
http://tass.ru/opinions/interviews/4088688
 
 
Поделиться:

Наш опрос
Наши партнеры :

Официальный сайт Гагаузии



<
Наша кнопка


 

Все права защищены © 2010 - 2017гг.